Система навыков Дальнейшего ЭнергоИнформационного развития
Библиотека

Феникс в хрустальной тюрьме - Cтраница 6

15.12.10
Оглавление
Феникс в хрустальной тюрьме
Страница 2
Страница 3
Страница 4
Страница 5
Страница 6
Страница 7
Страница 8
Страница 9
Страница 10
Страница 11
Страница 12
Страница 13
Все страницы


Поскольку создающие элементы субъективной реальности механизмы любой психики по большей части работают автоматически, то можно сказать, что область «я есмь» человека, пересаженная в субъект дельфина, продолжала бы жить внутренней жизнью дельфина.

2. Внимание\воля. Еще одна важнейшая составляющая субъективного пространства. Логически – это средство выделения любого элемента субъективного пространства в целях его осознания или трансформации. Субъективно – это некий канал, соединяющий область «я есмь» и внутренний объект наблюдения. Внимание\воля способно в единицу времени захватывать только один объект (вернее фигуру, способную состоять из нескольких объектов, объединенных общим признаком, расцененным как главный).

Внимание\воля обладает важными свойствами: во-первых, оно может произвольно переключаться и фокусироваться, таким образом позволяя субъекту по определенным внутренними обстоятельствами признакам выбирать объект наблюдения, а также объединять несколько таких объектов (фигур) в один, более сложный – или выделять из сложной фигуры какую-либо составную часть.

Во-вторых, при объединении посредством внимания области «я есмь» и внутреннего объекта (фигуры) последняя может быть подвергнута собственно осознанию, то есть оказать влияние через область «я есмь» на остальное содержимое субъективного пространства (как, к примеру, созерцание лимона приведет к появлению фантомного кислого вкуса) - но та же фигура может в зависимости от внутренних обстоятельств субъекта быть и произвольно преображена (мы видим лимон, но предпочитаем вообразить его сладким; мы ощущаем неподвижную руку, но усилием преобразуем ее в руку движущуюся). Во последнем случае внимание принимает вид своей второй ипостаси: воли, чье вмешательство изменяет наблюдаемую фигуру в желаемую сторону, таким образом напрямую воздействуя на психику (каждый может вспомнить подростковый возраст, когда человек ищет способа поймать ощущения, позволяющие выполнить сложные гримасы, типа поднять бровь, свернуть язык в трубочку или пошевелить ушами).

Внимание-воля это и инструмент познания, и инструмент воздействия. Единственный рабочий инструмент сознания, неизбежно использующийся во всей его осознанной деятельности.

При этом способность субъекта подчинить себе внимание и использовать его как рабочий инструмент зависит от многих общих факторов, таких как заинтересованность, возбуждение, интоксикация, усталость, и проч., оказывающих влияние на общий энергетический резерв психики. При отсутствии такого резерва внимание автоматически выделяет самый «яркий» (сенсорно или эмоционально) элемент субъективного пространства, а при наличии – способно произвольно для субъекта выделять более «слабые» (сенсорно или эмоционально).

То есть глубина мышления напрямую связана с энергетическим резервом, доступным субъекту в целом, и в частности области «я есмь».

3. Множество данных субъекта. Содержимое субъективного пространства, за исключением самоосознания и внимания (терминология ДЭИР). Разумеется, это субъективное пространство не пусто.

Одно заполнено находящимися в сложном, обусловленном порядком восприятия, воспоминания, воображения, составом предыдущего опыта, эмоциональными реакциями психики и процессом мышления, взаимодействии переменными. Внутренними объектами, предметными и беспредметными фигурами, созданными психикой для обработки сознанием.

Пока они не выделены вниманием, для осознания они представляют собой «фон», те самые субъективные, внутренние обстоятельства, в зависимости от которых и протекает процесс мышления.

При этом все данные, находящиеся в субъективном пространстве, по родовому признаку – способности быть зарегистрированными сознанием в ощущении - можно отнести к классу ощущений.

Этим они радикально отличаются от осознающего центра, обнаруживающегося лишь по появлению в нем регистрации ощущений и внимания, обнаруживающегося лишь по факту регистрации объекта внимания.

Несмотря на то, что данные появляются в субъективной реальности благодаря срабатыванию разных областей психики – таких, как сенсорные анализаторы, буквальная и ассоциативная память, моделирующий аппарат воображения, реактивные области и проективные структуры – они могут быть вне зависимости от происхождения разделены на два имеющих решающее значение для процесса мышления класса.

Во-первых, конструктивные, непобудительные данные. Если угодно, «переменные» субъективной реальности. Ее отражения. Свет, звук, вкус, прикосновение, запах, их нюансы, составленные из них образы, абстрактные понятия, смыслы и проч., вне зависимости от их происхождения. На их основе может быть составлено что угодно, но сами по себе они для субъекта не обладают персональным значением и поэтому не обладают силой побуждать к внутреннему действию.

Не выступают причиной – то есть не обладают для субъекта свойствами энергии.

Но, с другой стороны, они повторно воспроизводимы психикой по смысловому запросу субъекта автоматически с большой точностью, так сказать, словно существуют в ней статично. Их можно произвольно ВООБРАЗИТЬ как они есть.

Во-вторых, инструктивные, побудительные данные. Если угодно, «знаковый множитель», «операторы» и «условия» субъективной реальности. Реакции на отражения. Удовольствие и страдание, приятно-неприятно, хорошо-плохо, тревога-спокойствие, желание-нежелание... все установки, предпочтения, стремления, эмоциональные признаки, эмоции, состояния, чувства во всех их видах. Несмотря на отсутствие внятной классификации, очевидную их принадлежность к классу эмоциональных факторов (как «переживаний») и во многих случаях очевидную взаимопересеченность и взаимообусловленность (так, не исключено, что «условия» субъективной реальности («состояние») это просто сумма «знаковых множителей» и «операторов» элементов «фона») все они обладают персональным значением для субъекта и обладают силой побуждать его к внутреннему действию.

Они выступают причиной – то есть обладают для субъекта свойствами энергии.

Но, с другой стороны, они генерируются психикой только по собственному усмотрению, без запроса сознания. Их можно вообразить только абстрактно как конструктивную переменную. Как они есть, их можно только ПОЧУВСТВОВАТЬ.

Что важно учитывать, в некоторых случаях конструктивные и инструктивные данные образуют устойчивые фигуры – к примеру, боль. С одной стороны, это четкое предметное ощущение («переменная»), с другой оно неразрывно связано со страданием («знаковый множитель») и стремлением его убрать («оператор») (что далее реализуется, исходя из «условий», как продемонстрировал поэт, сжегший палец на свечке ради свидания с любимой). Благодаря конструктивному ядру, к примеру, на боль довольно легко воздействовать экстрасенсорными методами («размотать», «заставить рассосаться») – и благодаря этому действию она уйдет или снизит интенсивность (перестанет ощущаться страдание и снизится стремление убирать).

Таким образом, в субъективной реальности присутствуют:

1. Тот, кто действует и осознает. Центральная зона субъекта и сознания, пересечение всех связей, область «я есмь».

2. То, посредством чего субъектом совершается осознанное, произвольное действие, влияющее на материю психики. Внимание-воля.

3. То, над чем совершаются произвольные действия. Конструктивные данные, произвольно рекомбинируемые субъектом. Именно с этой целью поставляемые психикой в субъективную реальность по произвольному запросу субъекта или вследствие непроизвольного отражения внешних (мир) и внутренних (субъективные фигуры) данных.

4. То, в зависимости от чего совершаются действия: насколько («знаковый множитель»), как («оператор») и для чего («условие»). Инструктивные данные, непроизвольно переживаемые субъектом. Поставляются в субъективную реальность внесубъектной частью психики как реакция на субъективные конструктивные данные или по собственным внесубъектным причинам.

Мы уже уделяли некоторое внимание тому, что вся жизнь субъекта для человека сосредоточена в осознании и переживании, следовательно для нас самым значимым элементом будет являться элемент номер один.

Он осознает конструктивные переменные и переживает переменные инструктивные, рекомбинирует первые, чтобы из связанных с ними вторых решить сформировавшееся в субъективной реальности инструктивное «условие», созидает из первых и вкушает результат вторых.

Но теперь из логически очевидного взаимоотношения этих элементов становится ясно видна область взаимовлияния осознания, субъективной реальности, внесубъектной психики и внешнего мира – идеального и материального.

Осознание, в зависимости от инструктивной составляющей субъективной реальности, рекомбинирует конструктивные данные и передает их во внесубъектные зоны психики для хранения или воплощения – в материальное.

При этом конструктивные данные не могут сами по себе подвергаться НЕПОСРЕДСТВЕНОМУ изменению ни в субъективной реальности вне осознания, ни во внесубъективной психике. Только в объективном мире.

Внесубъектная психика создает в субъективной реальности инструктивные данные как реакцию на конструктивные данные внешнего мира или субъективной реальности.

Они не могут подвергаться НЕПОСРЕДСТВЕННОМУ изменению ни осознанием, ни субъективной реальностью, ни внешним миром.

Ими заведует только внесубъектная психика.

Конструктивные данные позволяют субъекту взаимодействовать с окружающим миром. Канал обмена открыт между миром и субъектом с обеих сторон.

Инструктивные данные позволяют внесубъектной психике контролировать субъект. Это фильтр, стоящий на канале обмена.

Причем этот фильтр не только окрашивает данные объективного и субъективного мира, но он еще диктует субъекту и способы обращения с этими окрасками.

Внесубъектная психика человеческого типа и есть та самая прозрачная стена камеры, которая дает субъекту взглянуть на мир, да и то только под определенным углом – но не выпускающая субъект в него.

Субъекту, как энергоинформационному феномену, все равно – дайте ему конструктивные и инструктивные данные любой сложности и способа организации – и он будет субъективно жить. Но без инструктивных данных и их энергии сознание остановится и субъекта в приемлемой для разума форме не останется.

И этим ограничения, накладываемые на субъект третьим барьером, далеко не исчерпываются.

Во-первых, конечно, это понятная небеспредельность энергетических запасов психики и невозможность для субъекта создавать их по собственному желанию, пополнять. Действительно, ведь любое желание имеет свой количественный предел, определяемый совершенно биологическими причинами.

Во-вторых, это биологически обусловленное исходное распределение инструктивных причин относительно конструктивных данных. Так как они – это реакция, то очевидно, что какой бы сложной она не становилась в ходе своего развития, ее начало определяется чем-то заложенным в психике, но отнюдь не вытекающим из субъекта, а соответственно, остается неизменным.

В-третьих, это влияние двух предыдущих факторов на сам процесс мышления.

Ведь, как мы уже говорили, в процессе мышления человеческий субъект создает и хранит затем во внесубъектной части психики, в памяти, систему значений – весь багаж опыта человека, все конструктивные данные (фигуры), снабженные ассоциациями и дополняющими фигуры контекстными эмоциональными реакциями («знаковая переменная»), соединенные переплетенными нитями смыслов. Это весь опыт человека, доступный затем ему в субъективной форме, в зависимости от которого он оценивает мир, мыслит и выбирает способы действий. Это основа нашей личности, самое ценное, что мы накопили.

Это схема нашего взаимодействия с миром.

И естественно, ограничения мышления неизбежно сказываются на этой системе значений.

Начнем с начала. С рождения человека.

Его психика при рождении отнюдь не является белым листом, и, кроме по-видимому уже присутствующего в его субъекте принципа (души), непротиворечивого относительно ее содержания – она содержит в своей структуре еще и биологически определенные реакции. Инстинкты, определяющие в дальнейшем всю типологию жизни человека как ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО СУЩЕСТВА во всех нюансах и обслуживающие его жизненные потребности. Даже человек, воспитанный волками, все равно будет только человеком со странными привычками – хотя, конечно, социальное влияние человеческой иллюзии позволяет ему раскрыться значительно полнее. Все человеческие культуры, даже изолированные, имеют общие признаки и психология человека едина для всех.

Уже младенец пугается резких звуков, одиночества, испытывает стремление кричать при дискомфорте, чувствует голод, интересуется ярким и движением, и прочая, и прочая.

Естественно, для его субъекта все эти реакции представлены в виде инструктивных данных, и в дальнейшем, по мере развития личности ребенка, они находят свое отражение во все большем количестве конструктивных данных, распределяясь по их связям внутри системы значений.





PDF Печать E-mail
 
Новости сайта

alt
Интенсив по наработке Личной Силы 29 сентября - 3 октября 2021Санкт-Петербург, Лемболово4-х дневный выездной Тренинг... Далее...

alt
Неделя ЗДОРОВЬЯ! 23-25 июля "Энергопост" 26-29 июля Интенсив "Здоровье как осознанная необходимость", "Энергопост", "Круг Души" С 30 июля... Далее...

alt
Новейшие психотехнологии уже доступны прямо из дома! Тренинг центр «Возможности человека» впервые проводит онлайн семинары, позволяющие... Далее...