Система навыков Дальнейшего ЭнергоИнформационного развития
Библиотека

Феникс в хрустальной тюрьме - Cтраница 8

15.12.10
Оглавление
Феникс в хрустальной тюрьме
Страница 2
Страница 3
Страница 4
Страница 5
Страница 6
Страница 7
Страница 8
Страница 9
Страница 10
Страница 11
Страница 12
Страница 13
Все страницы


Соответственно, помимо просто энергетической и информационной ограниченности человеческой психики, как носителя, на само мышление субъекта наложены целых три дополнительные ограничения: тем, что мышление не может зайти беспредельно далеко от заложенных в него природой источников энергии и тем, что оно не может глубоко анализировать слабо связанные с заложенными природой предпосылкам понятия, и тем, что причиной начала акта мышления служит побуждение, опять-таки берущее начало в подвергнутых интерференции природных стремлениях.

Человеческая внесубъектная психика и созданная по ее канонам система значений служит для нас постоянным фильтром восприятия, через который мы рассматриваем окружающий мир, а потом пытаемся найти закономерности в полученных данных.

Но мир бесконечно сложен по сравнению с человеком, неспособным на сегодняшний день даже при всей своей науке предсказать движение отдельно взятой молекулы в кубическом сантиметре воздуха или погоду на собственной планете.

Поэтому в отдаленном приближении наше мышление можно сравнить с поведением человека, которому под гипнозом поручили не замечать, к примеру, стола. С той только разницей, что в нашем случае неподдержанные заложенными в нас тенденциями данные мышление склонно игнорировать – а замечать только оттенки заложенного в нас.

Иными словами, мы не можем чего-либо бояться, любить, интересоваться, желать, относиться ПРОСТО ТАК. Любой интерес всегда вызван заложенными в нас инструктивными причинами, и это есть наш способ создания смыслов.

Нет нужды говорить, что количество заложенных в человеческую психику от рождения тенденций значительно меньше, чем бесконечное количество подходов и ключей, скрытых в мире, меньше разнообразия мира и бесконечной сложности событий в нем.

Бесконечная сложность и взаимосвязанность мира предстает перед нами в хаотическом облике. Но мы изучаем его при помощи ограниченного человеческой психикой и в этом смысле порочного инструмента мышления. В результате получается... вернее, получаемся... мы сами.

Это вполне естественно. Предположим, что мы имеем набор фотографий облаков (мир), сделанных сквозь колышащийся на ветру пятнистый полиэтилен (фильтр психики) – и нам предстоит выявить среди них закономерности. Все, что даст наше исследование – это грязно-белые контуры на голубом фоне, очень широко вариабельные – и пятнистый рисунок полиэтилена, повторяющийся значительно более устойчиво.

Что самое любопытное, мы встретим те же самые пятна и в пейзаже, и в стене дождя, и на фоне кажущегося таким равномерным неба, в котором есть невидимые нам звезды... И это неудивительно. Мы будем видеть общее там, где его нет – потому что мы сами присутствуем везде. И не увидим нового, потому что ограничены восприятием. Мы увидим себя. И отбросим часть проявлений мира, мешающую себя видеть.

Бесконечная сложности отразится в наших ожиданиях так, что мы увидим в качестве ее закономерностей только совпадение или несовпадение элементов мира с нашими биологически детерминированными причинами и связанными с ними фигурами.

Так микроб в мозгу человека увидит только себя.

Неудивительно, что мир кажется нам антропоформным.

Неудивительно, что человечество находится в бесплодном духовном поиске, и от этой безвыходности начинает признавать ценностью все, что приносит ощущение морального удовлетворения или «божественной сладости».

И чем настойчивее и громче человек вопиет о божественных эмоциональных ценностях, и чем он настойчивее добивается их, тем больнее в нем безысходность, мучительнее потеря надежды познать мир и чернее отчаяние.

Неудивительно, что в любом пустом небе мы видим того или иного Бога, как собственное отражение.

Но не увидим настоящего Его, даже если Он там есть, потому что ищем эмоциональные закономерности самих себя и не поймем закономерности Его.

И также абсолютно неудивительно, что культура современного человечества в своем познании начинает скапливаться у третьего барьера развития субъекта. Это проявляется и в религиозности, и в мистике, и в расцвете экстрасенсорных навыков, и в появлении науки синерегетики, и даже в том, что ученые уже «воочию видят» в мире следы «высшего разума»...

Все это и не удивляет – и одновременно навевает грусть.

Третий барьер держит человека за его собственное мышление. Держит надежно, при помощи внесознательной биологической психики, самого мышления, преобразованного этим мышлением мира за первым барьером, слепками мышления в мире человеческой иллюзии за вторым барьером. Он заворачивает мышление человека к его же источнику.

И новое поколение млеет от электроники так же, как их предки от картонной дурилки Петрушки. Млеет ровно настолько же, древней как человек психикой. Тысячелетия идет старая жизнь в эволюционирующих декорациях.

И человек верит отражению самого себя, говорит себе и другим: мир разумен, добр, вечен. Поступай хорошо, как сказано, и будет тебе счастье. А если нет, то огонь пекельный или карма злая. А искать умом ничего не нужно, потому что все уже найдено. Вредно шибко-то думать. Верить нужно и сердцем искать. А то, что ум отыщет, это тщета и бес мамона. Да если подумать, то и правда ведь – тщета тщетная. Потому что ведь беспредметное удовлетворение только на эмоциональном пути лежит, безмысленном.

Но, если подумать еще раз, то так и пройдет безмысленный человек, не думая, мимо настоящего бессмертия, мимо возможности найти действительный разум мира, мимо бесконечности. Он не услышит мыслей и общения, от начала времен идущего во Вселенной прямо вокруг него во всех ее проявлениях. Он просто немного побудет собой и не станет никем.

Как трава на лугу – выросла, сгнила, и снова выросла. Та же трава.

Эпоха за эпохой.

Пока не будет сломан третий барьер.

* * *

Как же это сделать?

Стену психики сломать, увы, невозможно. Субъект не может существовать без объективной структуры, из материи или энергии, порождающей его существование в этом мире. Эту стену можно только перестроить, позволив таким образом субъекту развиваться.

Однако и барьер биологической детерминированности мышления сломать изнутри по философским и психологическим причинам невероятно трудно. Вся история человечества, может быть, лишь немного подвинула его, чуть-чуть расширив ценностные понятия социума, но по-прежнему сохранив неразрывное единство человеческого субъекта, биологической психики и человеческой иллюзии. По-прежнему биологическая психика, пусть и наполненная чуть изменившимися понятиями, управляет субъектом.

Соответственно, для преодоления третьего барьера субъекту необходимо вступить со своей внесубъектной психикой в принципиально новые отношения, для которых мы уже ввели термин «неомышление».

Биологически созданные отношения выглядят так: сознание в виде самосознающего центра субъекта при помощи внимания трансформирует конструктивные переменные субъективной реальности. Направление трансформации, порядок и цель этого процесса определяет внесубъектная психика.

Можно сказать, что субъект обслуживает ее, хотя переживает это как преследование собственных целей. В общем-то, это впечатление недалеко от истины, если учитывать неразрывную связь психики и субъекта, как ее субъективной изнанки.

Однако парадокс заключается в том, что внесубъектная психика неспособна создавать новое – познавать, творить, развиваться. Она, если можно так выразиться, вещь неодушевленная, просто живая, или даже скорее самодвижущаяся в строгом соответствии с биологическими правилами. Она просто функционирует, принимая на хранение данные, выдавая их по запросам и при невозможности выполнения запроса предоставляя их субъекту с инструкциями для направленного пересмотра.

Новое может создавать только субъект и в этом качестве он и нужен психике.

И, с точки зрения субъекта, в таких взаимоотношениях существует серьезное противоречие. Субъект способен проникнуть в тайны мира намного глубже, чем это требуется для выживания биологической психике. Поэтому в своих открытиях субъект лишен энергетического поощрения и вынужденно возвращается на круги своя. Внесубъектная психика нового не создает, субъект ей полностью подчинен, развитие субъекта исключено.

Это отношение и требует пересмотра.

В неразрывной паре психика-субъект субъект должен перестать быть ведомым и стать ведущим.

Инструментом субъекту послужат приемы преодоления первого и второго барьера – субъекту не привыкать изменять материальную реальность, в качестве которой выступит его собственная психика.

Необходимо сменить обычный процесс: получение конструктивных данных и инструкций со стороны психики, переработка их субъектом, передача психике для оценки, на иную последовательность – переработка субъектом конструктивных данных и инструкций, а затем передача психике с целью получения из нее требуемого инструктивного возврата.

Раньше субъект поставлял психике нужные ЕЙ конструктивные данные – теперь психика поставляет субъекту необходимые ЕМУ для следующего шага инструктивные данные. Не психика получает решение своей задачи, а субъект получает энергию для решения своей. Не психика использует субъект, как вычислительную мощность, а наоборот.

Вроде бы все технически просто и даже как-то банально.

Разве мы каждый день, каждую секунду не создаем в своем разуме новые картины из конструктивных данных, чтобы оценить их через инструктивный ответ психики? Разве таким образом субъект ее не использует? Разве он – не ведущий?

Однако, как уже было сказано, трудность здесь не в технологии, а в психологии. Поэтому ответ - «нет».

Суть в том, что здесь именно психика получает то, что ей нужно, и стремится откорректировать это инструктивным воздействием. А субъект получает то, что получает. Его устраивает любой инструктивный ответ и он посчитает его истиной в последней инстанции.

Таким образом, не решается главная задача – получение от психики энергии для мышления в направлении, не предрешенном биологически и потому в обычной ситуации не поддержанном психикой.

Добиться от психики помощи в решении конструктивных задач за счет предложенных субъектом же инструктивных переменных.

Аллегорически выражаясь, нам нужно найти способ крутануть баранку, чтобы выехать с дороги, по которой все едут по биологическому принуждению только прямо и до самого конца. Выехать за ее границы и осмотреться там, снаружи. Это уже и есть попытка создания новой дороги.

Увы, в настоящий момент нет логически оправданного способа предложить хотя бы несколько развернутых примеров такого способа мышления, и нет разумного способа привести иллюстрации даже из собственного опыта. Причина проста: нет слов в языке. На этом этапе выработанный человеческой иллюзией понятийный аппарат оказывается уже недостаточным.

И по щучьему велению его не создать. Остается только логическое конструирование и постепенное накопление понятий неомышления.





PDF Печать E-mail
 
Новости сайта

alt
Интенсив по наработке Личной Силы 29 сентября - 3 октября 2021Санкт-Петербург, Лемболово4-х дневный выездной Тренинг... Далее...

alt
Неделя ЗДОРОВЬЯ! 23-25 июля "Энергопост" 26-29 июля Интенсив "Здоровье как осознанная необходимость", "Энергопост", "Круг Души" С 30 июля... Далее...

alt
Новейшие психотехнологии уже доступны прямо из дома! Тренинг центр «Возможности человека» впервые проводит онлайн семинары, позволяющие... Далее...