Система навыков Дальнейшего ЭнергоИнформационного развития
Библиотека

Феникс в хрустальной тюрьме - Cтраница 4

15.12.10
Оглавление
Феникс в хрустальной тюрьме
Страница 2
Страница 3
Страница 4
Страница 5
Страница 6
Страница 7
Страница 8
Страница 9
Страница 10
Страница 11
Страница 12
Страница 13
Все страницы


Попробуем проиллюстрировать. За первым барьером. Мы видим, что вода капает с потолка на пол. Подставим тазик – пол в безопасности. Починим крышу – тазик не нужен. Конкретная вода, конкретный таз, конкретная крыша. Или абстрактная – но все равно вода, таз, крыша.

За вторым барьером. Мы ОЩУЩАЕМ, что вокруг много зла. Мы делаем (или даже просто излучаем, заражая этим ощущением окружающих), добро. Зла становится относительно меньше.

Но ни добра, ни зла в мире объективно нет, так как это величины субъективные и, соответственно, нет бессубъектного способа отсортировать их проявления. Варианты проявления ощущаемого злым бесконечны, как и варианты проявления ощущаемого добрым. Но преодоление второго барьера позволяет человеческому субъекту взаимодействовать с явлениями прежде всего человеческого (затем биологического и только затем небиологического) мира, как с ДУХОВНЫМИ КАТЕГОРИЯМИ.

И здесь необходимо вспомнить, что категорий по определению меньше, чем частных случаев. Соответственно, при сенсорном анализе мира за вторым барьером многие явления станут попадать в общие «рубрики» по наличию или отсутствию какого-либо зарегистрированного ощущения чисто субъективной, духовной природы.

Так, совершенно неизбежно, при преодолении второго барьера на пути эволюции субъекта возникает целостное объект-необусловленное сенсорное восприятие мира.

Иногда его называют «духовным», иногда «экстрасенсорным», «энергоинформационным». Или, вернее, эти термины просто обозначают различные варианты приятия объект-необусловленного восприятия.

Слово «ДУХОВНЫЙ» чаще используют по отношению к рационально толкуемым в рамках человеческой картины мира понятиям, зачастую популистски морального окраса. Это и борьба добра со злом, и справедливость-несправедливость, и божественность-демоничность... да мало ли. Но по сложившимся языковым штампам категория «духовности», пожалуй, ограничивается именно рациональностью – переменные «духовного» непременно должны быть понятны в какой-либо из рациональных картин мира. Вроде «это справедливо, потому что ......, а это несправедливо, потому что ........, и поэтому происходит вот что ........ (подставить нужное)».

Рациональность для человека это, несомненно, познавательный плюс, но поскольку рациональных картин мира много, то нередко «духовный» путь на практике оканчивается в уютной и утешительной морализаторской трясине какого-либо «особенного» толка.

Слово же «ЭКСТРАСЕНСОРНЫЙ» прежде всего характеризует «внечувственность» регистрируемых ощущений по отношению к традиционным сенсорным системам, что, кстати, совершенно не отличает его от предыдущего термина, поскольку у человека трагически отсутствуют как орган для ощущения «астрала», так и орган для ощущения «справедливости».

Зато это слово не привязано к рациональности и не ограничено ей методологически. Это и существенный практический плюс, но и познавательный минус, поскольку сон разума зачастую рождает мистических чудовищ.

Мы будем в дальнейшем пользоваться этими терминами раздельно, хотя и должны понимать их общую «ЭКСТРАСЕНСОРНУЮ» природу. Пока же вернемся к расширяющимся на глазах возможностям субъекта, хотя он по-прежнему лично обладает лишь реальностью, выраженной через психику в ощущениях и способен лично взаимодействовать только с ними.

Любое явление, данное в ощущении, субъект в состоянии применить в практических целях методом изменения его – от «буквального» использования исполнительных механизмов психики, например с целью совершения движения, до «метафорического», которое может отразиться в целом комплексе неизвестных субъекту событий, способных сохранить в своей фактуре отпечаток чисто субъективного явления, доступного при повторном восприятии этому или другому субъекту аналогичной природы. И неважно, слово это, танец, мимика или неизвестное науке поле (впрочем, таковое, судя по эффектам, вполне имеет место быть): все, что субъект ощущает, он может прямо или косвенно изменить.

Вот в этом отношении практические «духовные» и «экстрасенсорные» возможности субъекта категорически разнятся.

«Духовный» вариант восприятия и действия рационален, а следовательно технологически предметен. Соответственно, для передачи духовного содержания необходимо прибегать к предметному носителю, понятному рационально. Духовное передается словами, предметами, поступками, рационально непротиворечивыми и лишь в незначительной степени поддерживаемыми состоянием воздействующего. И, в силу этого, оно способно как принести четкую информацию, так и оказать детальный эффект на события – но при массе дополнительных условий.

Так, действительно искусный в духовности человек легко может заставить другого сменить свои убеждения по какому-либо конкретному поводу. Но для этого необходимо, чтобы и существование мишени воздействия было четко осознано воздействующим, и эта мишень находилась в пределах доступной ему системы рационализации, и методологический подход был бы рационален в той же системе и одновременно актуален для системы миропонимания объекта воздействия.

Наверное, хорошим примером могла бы служить дискуссия двух людей разного вероисповедания относительно греховности какого-либо поступка (допустим, буддист и христианин в вопросе жестокого убийства комара). Для того, чтобы соответственно своему мироощущению УБЕДИТЬ другого в греховности его поведения, воздействующему потребуется при помощи общих понятий переместить его на свою позицию, закрепить в ней, и лишь затем использовать аргументы.

«Экстрасенсорный» вариант не требует связанной с объективностью рационализации и технологически может быть беспредметен. Достаточно зарегистрировать и осознать то или иное ощущение, а затем управлять им и удерживать его в достаточно мощной форме, при этом вся слабоосознаваемая сложность и сила экспрессии воздействующего служит пассивным каналом передачи. Экстрасенсорное передается иррациональным образом при условии соблюдения непротиворечивости внутренних ощущений воздействующего. Однако для того, чтобы эффект был именно предметен, воздействие в общем случае должно сопровождаться, или, скорее, быть проиллюстрировано, чем-либо доступным для наблюдения мишени. По этой же причине чем «бесконтактнее» экстрасенсорное получение информации, тем оно более расплывчато.

С другой стороны, экстрасенсорно искусный человек не скован ограничениями, налагаемыми рациональностью человека искусного духовно. Пользуясь предыдущим примером, он, создав, усилив, удерживая и непротиворечивым образом трансформируя собственные ощущения, ЗАСТАВИТ ОЩУТИТЬ убийцу комаров стыд (если тот некоторое продолжительное время делает это), либо достигнет того же самого, дополнительно конкретизировав внимание мишени (произнеся «комар»).

В силу этих различий «духовное» более сосредоточено в области абстракций человеческой реальности, тогда как «экстрасенсорное» занимает более практические области. Духовное просто в рационализации, но сложно в сенсорных проявлениях, экстрасенсорное – наоборот.

Хотя они, естественно, субъективно пересекаются, и вероятно можно утверждать что термины «астрал» и «чудеса» являются просто несколько мистицизированными результатами восприятия одной области при помощи инструментария другой.

Так, попытка воспринять духовное методами экстрасенсорными дает расплывчатую картину пластичного астрального мира, а духовный анализ экстрасенсорных изысканий выявит злоупотребление непонятными чудесами. При этом произойдет мистицизация как астрала на предмет существования в нем всяких жителей планеты козерог, так и чудес, куда тут же примажут демонов – и те, и другие будут в ужасе от упрощенного понимания значения незнакомой им области специализации.

Но мы немного увлеклись, так как данная статья не ставит задачу описывать закономерности духовного или экстрасенсорные явления поля, энергии, пространств, астрала, телепатии и прочие интересные вещи. Нас интересуют возможности субъекта на фоне реальностей и их феноменов, которые открываются ему по преодолении барьеров на пути к созданию себя, как самостоятельной разумной и свободной сущности.

Здесь важно просто отметить, что эта человеческая реальность второго, субъективно упорядоченного уровня в процессе ее восприятия рождает сразу несколько важных для субъекта феноменов, которые мы попробуем немного описать с важных для нашего исследования сторон. Эти явления своей основой имеют объективный субстрат, как субъект - психику, но, как и субъект, познаваемы только субъективно.

1. Душа. Что такое материально, не знает никто. Разнообразнейшие поиски и эксперименты, к примеру, кем-то зарегистрированное полегчание тела при умирании или описанные типичные воспоминания переживших клиническую смерть недостоверны хотя бы по многообразию возможного толкования («масса информации сознания» или «галлюцинации кислородного голодания»). Религиозные толкования также расходятся, от раннехристианского просто понятия божьей искры, которую и почувствовать-то нельзя, но она есть и без нее ничего не выйдет, до поздних эпикурейских представлений о вполне осознанном существовании в раю, словно хорошего человека туда пересаживают целиком, как брюкву с грядки.

Однако вполне понятно, что без некоторого, хотя бы и расплывчатого, субъективно предметного содержания, слово это в языке попросту бы не удержалось. Методом исключения и последующей проверки такое содержание можно выявить: это не сознание, не разум, не память, не чувства, не эмоции, не ощущения, не сам субъект. Однако это то, без чего субъективная реальность не срастается. Некоторую подсказку дают современные врачи от религии, выделяющие болезни духа, к примеру, депрессию, и болезни души, к примеру, шизофрению – что роднит понятие души с явлениями смыслового свойства.

И вот это уже теплее. Действительно, весь наш полученный и зафиксированный субъективный опыт родственен внутри себя как смысловыми связями, так и генерацией посредством одного и того же нашего субъекта, и с этой точки зрения внутренне связан и непротиворечив. Он создан в одном ключе. Нетрудно предположить, что эта непротиворечивость окажется потеряна как при подмене субъекта другим, так и при подмене этого объединенного опыта – они соотносятся примерно как программа и база данных ее формата. Кстати, одним из диагностических признаков шизофрении является то, что после приступа больной ощущает себя «изменившимся». Так же нетрудно видеть, что условие соответствия субъекта и его опыта является условием сохранения субъективной непротиворечивости его взаимодействия с окружающим миром. Потеря такого соответствия наибольшим образом отвечает сформированным современным языком понятию «потерять душу».

Соответственно, мы определим душу как матрицу, надстраивающийся принцип, набор переменных, единственно способный обеспечить непротиворечивость взаимодействия субъекта и данных, хранящихся в его психике. Как таковой, он не обладает сознанием, но способен быть частично расшифрован при последовательном восприятии внешней или внутренней реальности.

2. «Экстрасенсорная» сторона реальности (в том числе, разумеется, и духовная). О ней может быть сказано очень многое, а предположено еще больше. Для нашего исследования важно, во-первых, то, что мир за вторым барьером развития субъекта начинает обладать дополнительной стороной, доступной восприятию и субъективно регистрируемой в сенсорной форме. Во-вторых, что эта сторона ценна для познания и использования. В-третьих, что она сплавляет индивидуальный субъект с окружающим миром, вынося наружу, в реальность второго уровня, внутренние свойства и реалии субъекта.

3. Коллективное бессознательное. Оно же коллективное сознание, коллективный разум, коллективный субъект, коллективная психика... Вероятно, вернее всего передает значение словосочетание «коллективный субъект». Соответственно, пользуясь уже созданными нами разграничениями психики, сознания, бессознательного, остальные термины можно насытить дополнительными оттенками. Как субъект существует на субстрате психических структур области мозга, сообщающейся внутри себя электрохимическими сигналами, так коллективный субъект существует на субстрате индивидуальных психик, сообщающихся между собой при помощи чего придется. Для нас важно то, что это ДЛЯ НАШЕГО ВОСПРИЯТИЯ тоже субъект, обладающий фантомом сознания, и к тому же находящийся в непрерывном взаимодействии с нашими субъектами и слабо разграниченный с ними. И, разумеется, то, что он очень большой, сложный, гибко структурируемый и значительно более долгоживущий по сравнению с нашим собственным. Ни на чем конкретно не сосредоточенный океан субъективных свойств, в котором мы лишь капли.

4. Эгрегоры. Отдельное, но также важное и перспективное для нас понятие. Если под предыдущим термином мы подразумевали вообще всю реальность второго уровня, созданную человечеством при участии прочей биосферы, то под термином эгрегоры здесь мы будем понимать отдельные устойчивые процессы в коллективном субъекте, обслуживающие субъективно конкретные задачи. Для нас важно то, что это также для нашего восприятия явление второго уровня реальности, также родственное субъекту, с которым можно взаимодействовать. При этом УПРАВЛЯЕМОЕ взаимодействие с эгрегорами оказывается продуктивнее, с коллективным субъектом, так как их отличает КОНКРЕТНАЯ НАПРАВЛЕННОСТЬ, осмысленная для нас.

Пока подведем промежуточный итог. Возможности субъекта после преодоления первых двух барьеров развития невероятно возрастают по сравнению с биологическими. Однако именно и только возможности. Судите сами.

Субъект распространяет свои свойства и ожидания на окружающую его объективную реальность. Он мечтает, мыслит, созидает, воплощает – создавая вокруг себя целую планету порожденных им упорядоченностей.

Эти упорядоченности несут для субъекта кванты реальности второго уровня, служат ему расширением собственной психики, рождая, сохраняя и передавая элементы субъективной реальности, внутренние субъективные феномены, создавая для восприятия субъекта человеческий мир социальной иллюзии и ИЛЛЮЗИЮ ЕГО ЛИЧНОГО РАСПРОСТРАНЕНИЯ И РАЗВИТИЯ.

Все это величественно, волшебно и замечательно. Полезно и мы это используем.

Но объективная действительность пока остается более приземленной. Субъект просто упорядочил окружающий мир вокруг своей психики. Он до некоторой степени распространил свойства своей психики на живую и неживую материю. Все, что он оттуда получает – это лишь отражение свойств. Не он сам.

Сам же субъект замкнут внутри собственной неотделимой от него психики.

Психика какой была, такой и осталась. Субъект каким был, таким и остался.

Лишь внешний мир и внутренние банки памяти по-новому раздражают конструктивно старую, как человечество, психику.

И субъект живет в полном одиночестве внутри единственно данного ему мира, словно нарисованная углем рожица на экране кинотетра, где крутят все более феерические программы. Ласкает взглядом по-настоящему не существующие в его реальности сокровища. Больше у него ничего нет.

Выключат кино – и не останется совсем ничего.

Свет на экране был миром.

* * *





PDF Печать E-mail
 
Новости сайта

alt
С 30 октября по 5 ноября 2019 года в Москвесостоится обучающая конференция«Эгрегориальные процессы: теория и... Далее...

12
Тренинг методистов ДЭИР 01-04 ноября 2019 г. в Москве «Тренинг жизненного роста» Приглашаются:... Далее...

alt
Книга Титова К. В. "Круг Души" доступна в электронном и печатном варианте!На всех континентах планеты... Далее...