Система навыков Дальнейшего ЭнергоИнформационного развития
Библиотека

Феникс в хрустальной тюрьме - Cтраница 3

15.12.10
Оглавление
Феникс в хрустальной тюрьме
Страница 2
Страница 3
Страница 4
Страница 5
Страница 6
Страница 7
Страница 8
Страница 9
Страница 10
Страница 11
Страница 12
Страница 13
Все страницы


То есть, как это ни парадоксально, саморазвитие ПРАКТИЧЕСКИХ ВОЗМОЖНОСТЕЙ субъекта, как идеального феномена, осуществляется за счет накопления упорядоченных изменений в объективной структуре психики.

Идеальное развивает окружающее его материальное, придавая ему собственные признаки и заставляя служить себе.

Не только материя отражается в субъекте, но и субъект отражается в материи.

Разумеется, такие взаимоотношения субъекта и материи – или, если угодно, субъект-объектное взаимодействие не ограничивается полезными для мышления изменениями в психике, хотя психика и выполняет роль первого звена связи этих двух миров и в ней лежат все сокровища субъекта.

Этот механизм позволяет создать в психике довольно автономные от собственно сознания «программные модули» реализации побуждений, лежащие в основе формирования навыка и вызываемого им сложного поведения.

Психика помогает субъекту создавать для реализации побуждений условные рефлексы, существующие далее более-менее автономно во внепсихической сфере, к примеру рефлексы спортивные или рефлексы координации ходьбы.

Тот же механизм продления влияния субъекта в материальное позволяет нам создавать технические приспособления - что такое чашка, как не овеществленный образ удерживающего воду предмета, что такое микроскоп как не дополнение концепции глаза и что такое автомобиль, как не овеществленная концепция предмета, освобождающего для движения немускульную энергию?

При помощи мышления, психики, тела и внетелесных приспособлений субъект исследует и изменяет окружающий его мир сообразно своим побуждениям. Это область естественных наук и технической практики.

Вся «матчасть» человека представляет собой ни что иное, как соответствующий побуждениям и ожиданиям отпечаток распространившегося на объективную реальность влияния (деятельности) индивидуального субъекта, а «матчасть» человечества – субъекта коллективного.

Создается непрерывная и постоянно растущая слоистая структура, конгломерат упорядоченной реальности, в центре которого оказывается отражающийся на всех слоях субъект (мир неупорядоченный-мир упорядоченный-тело-мозг-психика-субъект).

Таким образом, в ходе преодоления первого барьера на пути развития как разумной сущности субъект использует мышление, деятельность и законы мира, чтобы осознать, а затем изменить объективную реальность и создать в ней структуры, при определенных условиях выполняющие диктуемые его побуждениями объективные задачи ВМЕСТО него и данного ему от природы объективного вооружения.

При этом важно отметить, что хотя критерием полезности такого развития выступает проводимая психикой и регистрируемая субъектом «проверка на положительность» относительно существующих побуждений субъекта (субъективно положительный результат мышления – объективное созидательное действие – объективные последствия действия – восприятие последствий действия – субъективная оценка результата) – за границей субъекта его влияние распространяется внесубъектно и структурирует объективную реальность по объективным же, а не по субъективным законам.

Если пользоваться отдаленно уместной структурной аналогией с компьютером, то субъект окажется самоосознающим программным обеспечением, а развитие описываемого типа – просто конструируемой, создаваемой и подключаемой самим компьютером «глупой» периферией, типа принтера, сканера, джойстика, плоттера и прочая.

Этот субъект-объектный способ развития транспортирует по координированно используемым причинно-следственным связям объективного мира, по сути, только природные побуждения и ожидания субъекта (хотя и это уже элементы субъективной реальности) и возвращает его психике результат в той мере, на которую способна по своим обстоятельствам несубъективная реальность.

Но он уже выносит часть функций субъекта вовне, преодолевая часть природных ограничений субъекта.

***

Первый способ развития субъекта как самостоятельный разумной сущности обладает очевидными ограничениями. Он вопиюще однобок. Действительно, несмотря на обширность возможностей полезного использования, к примеру, воды как вещества – попить, искупаться, получить водород и т.д. – все они в той или иной мере возвращают субъекту результат, свойственный самой объективной реальности, и лишь оценивающийся реальностью субъективной.

Такой вариант развития присущ уже человекообразным обезьянам, использующим палку для изгнания врага.

Этот способ просто распространяет во внешний мир объективное влияние на него субъекта, таким образом невероятно расширяя его природные ПРАКТИЧЕСКИЕ возможности – но оставляет «за кадром», запертым на границе субъекта и психики, целый слой субъективной реальности ДУХОВНЫХ ВОЗМОЖНОСТЕЙ, не имеющий буквального и конкретного воплощения в объективном мире.

И этот оставленный слой значительно более важен для самого субъекта – ведь в той же воде для нас важен не столько практический результат в его объективной форме, сколько субъективное восприятие этого результата: чувство (а не факт) утоления жажды, вкус,(а не факт вкуса), ощущение (а не факт ощущения) прохлады, ощущение тепла (а не факт тепла) при сжигании водорода (это если мы хотим согреться) или ощущение движения (а не собственно факт движения) при его сжигании в двигателе автомобиля. Именно ощущения – а их в природе не существует и работающий на них механизм не построить.

И не столько простые ощущения, типа света, цвета, вкуса, запаха, тепла-холода, давления, боли – но и более сложные субъективные комплексы, из них составленные, например образы (к примеру, таинственный свет). И представленные субъекту ощущения эмоциональной природы от простых удовольствия-страдания до более сложных любви, радости, недоумения, уверенности и иже с ними – и опять же составленные из них комплексы. И абстрактные понятия, опять-таки выраженные в виде комплекса доступных субъекту ощущений, такие, как доброта, вера, верность. И куда более сложные феномены субъективной реальности, например счастье, которое для каждого человека свое. И совсем уж развитые феномены субъективной реальности, которые проявляют себя только воздействием на другие элементы субъективной реальности – такие, как используемые экстрасенсорикой поле, энергия, эгрегориальные и многие другие явления.

Перечисленные явления существуют только субъективно и модифицируются только субъектом при помощи психики. Во внешней, объективной реальности их нет и поэтому они ИСХОДНО оказываются запертыми на границе субъект-психика – их не использовать для развития.

Потому что, во-первых, они точно так же, как и описанные в предыдущей главе субъективные явления не могут находиться в субъективной форме постоянно, и в силу ограниченности данной от природы психики (для начала хотя бы ее вычислительных возможностей) не накапливаются в субъекте сверх определенной меры, способной привести к качественному скачку. А, во-вторых, в отличие от тех же явлений, они могут храниться лишь в психике, способны раскодироваться только в субъективную форму и не могут быть воплощены в объективной реальности, а значит непригодны для ее исследования и ее полезной модификации.

Этот класс субъективных феноменов ИСХОДНО существует только в субъективной реальности, принадлежит ей и ограничен в своем непосредственном распространении границами психики. Он существует только для субъекта и заперт вместе с ним вместе с генерируемой психикой субъективной реальностью.

И это второй барьер на пути развития субъекта, как разумной сущности.

Преодолевая его, субъект вступает с объективным миром, в котором, что важно понимать, существуют другие, точно так же запертые внутри границы собственной психики субъекты, в особые отношения, по субъективным правилам.

Он, пользуясь первым способом действий в новых целях, создает в объективном мире упорядоченности, несущие для его психики дополнительное значение, в природе не существующее и не закодированное в самой упорядоченности. Используя упорядоченность как сигнал, понятный только обладателю ключа в виде биологически детерминированной психики.

Строго говоря, такой способ нельзя признать даже полноправно информационным – при котором от системы к системе передается НОВАЯ информация и при котором «количество байтов» переданных равняется таковому полученных. При этом, если перехватить такую информацию, то даже при ее неадекватной расшифровке количество байтов остается одним и тем же.

Самыми ближайшими аналогами могут выступить: формирование в объективной форме шпионского пакета информации, содержащего в себе ссылку на какую-то прежде полученную инструкцию; передача луноходу сигнала, запускающего прежде вложенную программу. Но и эти аналогии содержат существеннейшее отличие от способа, используемого субъектом – потому, что в них обмен информацией между передающей и принимающей системами имел место ранее, а отрывистый сигнал просто его завершал.

Этой информации нет в объективном мире, она никогда не передавалась в виде «исходного пакета» от субъекта к субъекту и она доступна только субъекту в окружении данного (человеческого) типа психики.

То есть этого рода данные субъект получает, переотражая информацию из объективной реальности в неподконтрольных ему областях психики. В этом случае он получает результат непосредственного сенсорного восприятия (картина) + реакцию, оценку этого непосредственного восприятия (картина про пионеров) + ДОПОЛНИТЕЛЬНУЮ реакцию, вызванную двумя предыдущими факторами (ДОБРАЯ картина). И эта дополнительная реакция, по сути, создает психическую проекцию, ВТОРОЙ УРОВЕНЬ РЕАЛЬНОСТИ, как бы воссоздает с некоей степенью точности в субъекте отпечаток субъекта, эту картину написавшего – благодаря аналогичности их психики, основы которой заложены биологически. Субъект-психика-объект-психика-субъект-реакция психики-субъект.

Неуклюже этот способ взаимодействия с миром можно назвать субъект-объект-субъектными отношениями.

Благодаря такому способу субъект может попросту отразиться сам в себе. Ударившись о подоконник, мы помним не только что об него можно удариться, но и КАК НЕПРИЯТНО об него ударяться. Нам в детстве подарили некую вещь на день рождения, и мы проникаемся чувствами, видя ее на фотографии. Эта вещь ЗАСТАВИЛА ПРОБУДИТЬСЯ в нас наши же старые переживания – она не несет этих свойств, мы их психически проецируем.

Благодаря такому взаимодействию субъект может отразиться в субъекте. Печальная мимика одного человека ЗАСТАВЛЯЕТ другого ощутить тень печали. Пантомима, рисунок или стихотворение передают настроение автора, и опять-таки эта дополнительная информация окажется нашей проекцией.

Важно отметить, что это взаимодействие несводимо к классическому пониманию второй сигнальной системы (напоминаю, первая сигнальная система – это передача информации биологически определенными сигналами, к примеру тревожным возгласом, а вторая - при помощи информационных единиц, обладающих значениями, принятыми по соглашению, к примеру слова) причем сразу по трем очень важным причинам.

Во-первых, от человека к человеку транспортируется не только информация (два плюс два равно четыре), но и отношение, в словах не выраженное («два плюс два равно четыре (!ну ты дебил!)» или «потный филин»). То есть мы имеем дело с гремучей смесью обеих сигнальных систем.

Во-вторых, этот способ расширения влияния субъекта передает субъективный отпечаток в его НЕПОСРЕДСТВЕННОЙ (ОЩУТИТЬ грусть), а не метафорической информационной форме (ПОНЯТЬ, что человек ощущает грусть).

В-третьих, такие отпечатки субъективного в объективном не только намеренно «оставляются», но и непроизвольно «ищутся» воспринимающей стороной во всех проявлениях окружающего мира – и поэтому из массы проективных правильно воспринятых, неправильно воспринятых и даже выдуманных отпечатков на свет рождается целая новая ЧЕЛОВЕЧЕСКАЯ реальность второго уровня с совершенно новыми феноменами и возможностями.

Иногда ее называют культурой, хотя термины ЧЕЛОВЕЧЕСКАЯ РЕАЛЬНОСТЬ, ИЛИ СОЦИАЛЬНАЯ ИЛЛЮЗИЯ, ИЛИ ЧЕЛОВЕЧЕСКАЯ ИЛЛЮЗИЯ, на мой взгляд, лучше отражают суть дела.

Ведь эта коллективная человеческая реальность, хотя и составлена из множества отпечатков множества субъектов, оставленных на всех следах человеческой созидательной и познавательной деятельности, хотя и значительно больше индивидуальной субъективной реальности, все же по сути своей является ее усложненным слепком.

Да, в человеческой социальной иллюзии есть множество составляющих – это и отдельные слова, и философские понятия, и живопись, и скульптура, и архитектура, и дизайн, и мода, и музыка, и справедливость, и добро, и зло, и все это связано одно с другим и перетекает друг в друга...

Но все это, несмотря на невероятную сложность переплетения, в воспринимаемой субъектом сути своей лишь уже давно знакомые нам субъективные фигуры, состоящие из конструктивных ядер (слово в его непосредственной форме или форма статуи), инструктивных оболочек (значение слова и значение статуи), дополнительного субъективного отпечатка (реакции на воспринятое) и побудительного (инструктивного) фона (побудительная обстановка личного субъективного пространства, которая косвенным образом дополнена таковой социального пространства).

Интересно, что биологически этот способ взаимодействия с миром, эта направленность деятельности, появился одновременно или даже раньше первого способа расширения влияния субъекта – ведь, к примеру, даже рыбы вполне способны передавать друг другу оттенки состояний.

Однако подлинный расцвет такого рода влияние получило только вместе с развитием второй сигнальной системы, и мы с вами существуем в период, когда вторая сигнальная система во всех ее разновидностях «тащит за собой» свойства первой сигнальной системы в том виде, в котором она становится способна передать сложнейшие отпечатки субъективной реальности - и обеспечивая субъект-субъектный контакт небиологическими средствами на новом, глубочайшем уровне.

Для нас необыкновенно важно, что благодаря преодолению второго барьера информационная картина как созданного человеком, так и существующего самостоятельно мира дополняется свойствами субъективной реальности, повторно доступными для исследования НЕ ТОЛЬКО В АБСТРАКТНОЙ, НО И В СЕНСОРНОЙ ФОРМЕ. И это результат этого исследования окажется никак не сводим к рафинированной информационной картине.

Пожалуй, главное свойство такого лежащего за вторым барьером мира то, что он, в отличие от мира за первым барьером поддается синтетическому способу духовного исследования – и основанного на духе воздействия. Открывается целая оперативная область, доступная субъекту и основанная скорее на его устройстве, чем на устройстве мира.





PDF Печать E-mail
 
Новости сайта

alt
С 30 октября по 5 ноября 2019 года в Москвесостоится обучающая конференция«Эгрегориальные процессы: теория и... Далее...

12
Тренинг методистов ДЭИР 01-04 ноября 2019 г. в Москве «Тренинг жизненного роста» Приглашаются:... Далее...

alt
Книга Титова К. В. "Круг Души" доступна в электронном и печатном варианте!На всех континентах планеты... Далее...