Система навыков Дальнейшего ЭнергоИнформационного развития
Библиотека

Upgrade мозгов - «Компьютеры и связь», № 11-12, 2003, г.Томск

15.12.10

- Мой бедный мальчик, как ты мог вспомнить,
куда я спрятал печать, если я и сам не мог вспомнить?
- Ах, государь, это было нетрудно, ибо я не раз употреблял ее в дело.
- Что же ты делал с большой государственной печатью Англии?
Том опять запнулся и, наконец, смущенно выговорил:
- Я щелкал ею орехи!
Марк Твен. Принц и нищий

Система дальнейшего энергоинформационного развития, некогда являвшаяся военной разработкой в рамках КГБ, сейчас является общедоступной системой повышения собственной социальной эффективности. Простая и в то же время высокотехнологичная, она исчерпывающе описана в книгах Дмитрия Сергеевича Верищагина, одного из разработчиков системы.

Первые книги вышли в конце 1998 года, а уже в январе 99-го на базе системы ДЭИР была основана школа, основная задача которой помочь всем желающим быстрее и эффективнее освоить методики, описанные в книгах. Школа развивается очень стремительно и на данный момент насчитывает более 270 филиалов по всему миру, а занятия по первой ступени прошли уже более 100 тысяч слушателей. И это всего за 4 года существования! Головной филиал школы находится в Санкт-Петербурге, а преподавательский состав насчитывает около 100 человек. Более подробную и оперативную информацию вы всегда можете получить на официальном сайте школы www.deir.org

Все методики школы описаны в рамках энергоинформационики - науки, изучающей мир с позиции субъективной реальности человека и не требующей знания глубокой научной теории для освоения методик. Научным описанием сущности процессов, на которых основано действие методик, занимается интерфейсная психология - молодая область науки, изучающая механизмы взаимодействия между сознаниями людей.

Первый калькулятор попал ко мне в руки в классе в 8-м. Это были первые «компактные» советские калькуляторы, меня поражало в них возможность действий с многозначными цифрами. Помню, в первый вечер я сидел с ним до часу ночи, пытаясь поймать его на ошибке, но мои старания были напрасны. Мой сын, получив в свои руки в 5 лет калькулятор, заинтересовался им на полчаса, разобрался, как складывать там цифры, и бросил, не испытав никакого восторга. Хотя калькулятор, побывавший в его руках, мог делать большинство математических функций - исключая, наверно, вычисление интегралов. Привел в восторг этот калькулятор его лет через 10, когда понадобилось считать сложные выражения. И я в очередной раз сделал вывод, что эффективность инструмента зависит от мастерства его пользователя.

В наш технический век, когда «корабли бороздят просторы Вселенной», а компьютеры стали более привычными предметами обихода, чем калькуляторы, наши дети скоро прекратят учить таблицу умножения. И будут умножать пять на пять калькулятором, вызванным в «окошках», считая, что компьютер предназначен именно для этого. А вечером родитель, вернувшись усталым с работы, включит очередного «Дума» и поДУМает часок-другой. Каждый в семье будет считать, что компьютер создан для его задач, не подозревая о той мощности и универсальности, что вложили в него разработчики. Часто натыкаясь в Интернете на футуристические прогнозы экспертов о тех временах, когда компьютерные чипы заменят человеку мозги, я задумываюсь над одним фактом, волнующим меня - насколько полно мы используем свой внутренний компьютер - свой мозг? Не похожи ли мы все на того пятилетнего мальчика, научившегося складывать числа на калькуляторе и посчитавшего, что он освоил его полностью?

Ученые психологи называют разные цифры, насколько человек использует свой мозг, оптимисты говорят о двух процентах, но пессимисты упоминают о ноль целых одной десятой. И мы похожи на человека, забивающего микроскопом гвозди. Мы стараемся все свои заботы переложить на процессоры своих компьютеров и прочих электронных костылей. Номера телефонов запоминаем в сотовом, дни рождения в Palm-е, записки друг другу в семье передаем через компьютер. А вдруг случится как в страшном сне - в один миг откажут все электроприборы, и будем мы подобны горожанину, попавшему в деревню и пытавшемуся подоить козла? Наша цивилизация движется по техногенному пути, забывая в общей массе о развитии самого человека. Речь идет не о накачанных мышцах, чаще всего с помощью стероидов, а о том, чтобы, может быть, задействовать в своей жизни лишнюю (а может, и не лишнюю) пару процентов своего серого вещества.

Мой поиск в Интернете по запросу «развитие мозга» принес следующий результат:

«Вы искали: развитие мозга, найдено сайтов: 34288, документов: 297455». Поняв, что даже просмотр всех сайтов у меня займет всю мою оставшуюся жизнь, я сузил поиск до размеров Тонета.

Но и здесь на меня вывалился ворох упоминаний о различных школах, направлениях, движениях, больницах и целителях. Поняв, что вместо развития своего мозга я просто забью его всяким хламом, начал целенаправленный поиск в Тонете.

Поиск по сайту http://catalog.tomsk.ru/ дал мне уже ссылки на:

Клуб Практической Психологии «Синтон», г.Томск.

Мегапроект «Развитие образования в России».

Томское отделение Института здоровья Человека.

Godtown - Город Богов.

Центр социального развития «Имя»

Томский филиал ООО «Школа ДЭИР».

И прочее, прочее, прочее ...

Меня заинтересовал последний сайт, в основном потому, что это название ДЭИР часто упоминалось в Тонете. Да и много моих знакомых занималось в этой школе. Проведя довольно много времени за изучением сайта, я понял, что пора идти и получать информацию из первых рук. К тому же в Томске проходила региональная конференция этой школы, и мне устроили встречу с Игорем Валентиновичем Гончаровым, старшим преподавателем школы ДЭИР, членом МС (методического совета), и Натальей Николаевной Литвиновой, старшим преподавателем школы ДЭИР. Для тех, кого заинтересует школа, ссылка в Интернете следующая http://www.deir.tomsk.ru/.

Им я и задал все интересующие меня вопросы.

КК: Чем отличается школа ДЭИР от всех других школ, работающих с развитием человека?

ИВГ: Если говорить компьютерным языком, то работать с компьютером можно, используя многие системы: DOS, Unix, Linux, Windows либо еще какие-то другие. Нашу школу можно сравнит с операционной системой, Windows как удобной, интуитивно понятной оболочкой. Можно, как в ДОСе, набирать команды в строке, а можно кликнуть мышкой на иконку и запустить приложение. Школа ДЭИР чем приемлема - тем, что не взламывает психику русского человека, не отрывает его от привычного культурного слоя. Искатели в других системах для эффективного развития отрываются от семьи, уходят в монастыри либо уезжают в другие страны. Можно поехать в Тибет и там, в монастырях, осваивать высшую мудрость, развивая свое сознание.

КК: Но разве это плохо?

ИВГ: Это хорошо. Но возникает вопрос, когда ты постиг, то как ты сможешь это интерпретировать и распространять? Как и куда развиваться дальше?

КК: Там остаться.

ИВГ: Все правильно. Система сама по себе удерживает внутри себя человека. Чем ДЭИР хорош? Мы не ломаем, мы не взламываем. Мы дополняем то, что есть у человека. То, что он несет в себе по жизни. Школа грамотно организована и достаточно органично вплетается в привычные, стандартные, стереотипные, повседневные опыты среднестатистического человека, что она не разрушает этих самых основ. И нельзя заставить человека куда-то идти, куда он пойдет, самому ему решать. Но есть откуда идти. Мы не отсекаем от человека его предыдущую жизнь, как это делается в орденах и монастырях - вытирают все, делают «чистый лист», а затем на нем пишут книгу.

КК: А кого делают в ДЭИРе?

ИВГ: В нашей школе не преследуется задача сделать из человека воина или сверхординарную суперличность. Это каждый человек может сделать сам. Если только он сочтет это нужным. Мы не преследуем эту цель. В ДЭИРе даются, точнее, развиваются, дополнительные возможности, которые заложены в человеке.

КК: Насколько ДЭИР доступен массовому человеческому сознанию?

ИВГ: ДЭИР - это массовая школа. В школе употребляется общепринятая терминология и это важно.

КК: Почему? Ведь во многих школах любят употреблять какие-то то ли новые слова, то ли хорошо забытые старые, послушаешь таких и поневоле испытываешь уважение или страх, или возникает желание позвонить в психушку.

ИВГ: Смог бы Microsoft так высоко взлететь, если бы не использовал то, что общепринято у всех людей? Конечно нет, они использовали то, что приемлемо для всех, и для стариков, и для среднего возраста и для детей, поэтому сейчас распространяемость такая бешеная. Мгновенная волна пошла. Можно было бы внедрить в общественное сознание тот же ДОС? Вряд ли, правда? Т.е. есть ограничители не потому, что все люди тупые. Нет. Потому что нужен специальный переход. То есть нужна сознательная площадка перехода для того, чтобы люди смогли этим пользоваться.

КК: Насколько система ДЭИР адаптивна в современной жизни?

ИВГ: Полностью понять всю глубину школы могут, конечно, не все занимающиеся. Потому что глубины люди постигают индивидуально. Но существует достаточно большой, толстый слой, доступный большому количеству людей. Вот это, наверное, главное преимущество. То есть что делает школа, главная её задача, которую мы решаем, это повышение адаптивных возможностей отдельного человека в нашу эпоху, в наше время резких изменений. Сейчас у нас нет времени, как Моисей, таскать народ сорок лет по пустыне. У нас нет времени переделывать, да мы и не собираемся никого переделывать. Мы как раз позволяем человеку развиваться и жить на базе того, что было раньше, позволяем максимально гибко, насколько это возможно, войти в новые условия, новые рамки и использовать эти новые рамки для себя. Это принципиально. Это максимальная адаптивность. Тот же опыт показывает, что эта схема хорошо ложится не только на нашу культурную площадку, сформированную в рамках нашей страны. Но и есть положительный опыт дальнего зарубежья, в том числе культур, которые являются отличными от наших. Наталья Николаевна сама не единожды проводила ступени и группы на немецком языке, то есть для титульных немцев, которые там живут и родились. Эффект положительный.

КК: На томском форуме я видел обвинения в адрес вашей школы в том, что у вас отсутствуют ограничения при наборе учеников.

ННЛ: Ограничений для занятия достаточно много - психические заболевания, алкоголизм, наркотическая зависимость, существуют ограничения по возрасту. Более подробно об этом говорят организаторы до начала занятий. К тому же на первом занятии вы можете посидеть до перерыва совершенно бесплатно и уйти, если вам что-то не понравится.

КК: А злоупотребление полученными навыками? Это еще одно из обвинений в адрес школы.

ННЛ: Школа не прививает своим ученикам этических норм. Каждый волен распоряжаться полученными навыками в зависимости от его религиозных и моральных принципов. А навыки - это как молоток, который лежит у вас в ящике. Вы можете достать его и прибить гвоздь, а можете стукнуть себя по пальцу. Сам по себе молоток вне категории «хорошо или плохо», окраску ему придают ваши действия.

КК: Оппоненты рассказывают истории о девушках, прошедших школу и на основе навыков соблазнивших парней.

ННЛ: В таком случае первой ученицей ДЭИРа надо считать Еву, она тоже соблазнила Адама. Женщины всю жизнь 'этим и занимаются. А если она смогла устроить свою личную жизнь, пользуясь навыками школы, за это ей честь и хвала.

КК: У школы много оппонентов?

ИВГ: Достаточно, но вы знаете, что это показатель, потому что обращают внимание на то, что значимо. Если человек или школа действительно что-то представляют, то у них, естественно, есть и враги и друзья. И это нормально.

КК: Насколько школа массовая?

ИВГ: Количество людей, которые прошли первую ступень ДЭИР, как показывает статистика, в июле достигло 100 000 человек.

ННЛ: Это количественная характеристика. А есть качественная: если пообщаться с людьми, кто пришел на первую ступень, и с теми, кто на пятую, то это совершенно другие люди.

КК: А сколько людей проходят все ступени?

ИВГ: По вашему городу скажу, что примерно 10% доходит до пятой ступени.

ННЛ: Это и естественно. Это и есть тот самый отбор. Кто готов, тот идет дальше.

Никто и не рассчитывает, что все пойдут дальше. Для человека бывает достаточно пройти одну-две ступени. Чтобы достичь гармонии в себе и жить дальше. Другие возвращаются для дальнейшего прохождения через год-два.

ИВГ: Я всегда спрашиваю, кто, откуда и сколько прошло времени с предыдущей ступени. Мне интересно посмотреть на тех людей, которые спустя какое-то время после занятий пожили, затем почувствовали и нашли в себе необходимость снова пойти на ступень. Потому что это чувство собственной значимости, собственного развития играет большую роль. Никто из преподавателей, на мой взгляд, кто понимает, что они делают, никогда не будут относиться к школе как к чему-то там хрустальному. Это инструменты, не более того. Это одна из моделей, которой мы пользуемся по одной простой причине, что на сегодня она устраивает. Потом будут лучшие ученики, будут лучше преподаватели, и, естественно, мы изменим ситуацию. В том виде, в котором школа есть,- она конкурентоспособна, она дает реальный эффект. И самое главное, что есть четкое ощущение того, что мы делаем, оно реально помогает людям лучше, комфортнее жить. Есть результат. Вот это важно.

КК: Тогда возникает такой философский вопрос - в чем цель школы?

ИВГ: Вопрос важный. У школы та цель, которую она и делает сейчас.

Школа возникла в своей сути благодаря усилиям Титова Кирилла Валентиновича.

Он, поняв огромный потенциал разработок коллектива Верищагина, организовал школу. Но даже в свое время никто их тех, кто начинал вряд ли мог предположить, что получится такой общественный резонанс. Т.е., никто не думал, что это приобретет такой масштаб. У школы есть одна большая цель – поделиться знаниями с другими людьми. Вы можете спросить меня, а зачем это нам надо? Мы ратуем за то, что ничто не делается без собственного внутреннего интереса.

Мы можем быть хорошими и приятно чувствовать себя хорошими. Почему?

Даже на генетическом уровне есть потребность плодить тех же детей. Почему? Да по одной просто причине – каждый следующий ребенок это передача половины генофонда того, который ты несешь. Двое детей и ты практически себя передал дальше. Это видовые задачи. А здесь смысл какой? Выясняется одна интересная штука – что даже если сам человек индивидуально прошел достаточно далеко, то, не передав то, что он умеет другим, у него нет шансов двигаться дальше. Почему? Отрыв очень большой. Связки нет. До тех пор пока не возникнет этот субкультурный слой, на который можно опереться этому же человеку, он не сможет продвинуться. К сожалению, это действительность. Поэтому школа преследует двойственные задачи – с одной стороны это передача тех знаний, которыми все люди могут распоряжаться. И это правильно на мой взгляд. Потому что, если у человека есть такие возможности, то почему бы ими и не распорядиться с одной стороны. С другой стороны это возможности, необходимые для собственного движения каждому кто идет по этой дороге.

ННЛ: У нас такой школьный интерес и был когда мы начинали для того чтобы общаясь с другими передавать и самим получать что-то от этого. Невозможно проводить семинары, который сейчас проводятся, спец.курсы, на нулевой площадки. Люди просто не поймут, о чем идет речь. Просто станет не понятно. А вот уже пройдя начальный уровень, люди понимают, они воспринимают, они готовы тебя слушать.

ГИВ: Поэтому у школы несколько задач. Первая – действительно передать навыки тем самым поднять уровень тех возможностей, которыми человек располагает. Второй момент – это создать некий субкультурный слой, где люди могли бы обмениваться, хотя бы друг с другом. Что такое клуб, в первую очередь – это среда общения. Это там где люди могут действительно просто поговорить, ну представьте себе, если человек пришел, допустим, пришел к знакомым и говорит: вот я сделал то-то и так - то, они скорее всего пошлют его к психиатру. А здесь люди приходят в среду, где его понимают, где он может поговорить, поделиться и что-то для себя подрегулировать и взять.

ННЛ.: И действительно возникает определенный пласт культуры. Но это не искусственный пласт культуры, почему так хорошо вживается, потому что не зря у нас те же детские семинары проходят на ура. И дети действительно делают все это по гораздо более усложненной программе. Человек с этим пришел в мир. Он это потерял. Потерял под этим давлением социума.

ГИВ: Из практики хочу случай рассказать. Одна дама, доктор каких-то там серьезных наук. Она сидела на занятии - хмурилась, хмурилась. Это была первая ступень, она долго слушала. Прошло два дня ступени. На 3-ий день она прибежала первой. «Игорь Валентинович! Я все поняла, у меня больше нет вопросов!» Оказывается в чем дело. Она рассказывает: «Прихожу я домой. Сделала сгусток. Пытаюсь сделать сгусток – ну что они там чувствуют? Я тужусь, тужусь, тужусь, что-то делаю... Рядом сидит моя дочка, 4 года. «Мама, а что за штучка у тебя между руками? Зеленая такая?» У меня челюсть упала: «Как зеленая?» «Ну, как. Ты вот делаешь эту штуку, и она у тебя зеленая». Она: «Ну-ка расскажи поподробнее». «Мам, а ты что разве не знала, что все люди тоже разного цвета? Папа у нас фиолетовый...» Еще там дядя какой-то еще какого-то цвета и т.д. Дети этого еще не забыли.

КК.: Мои впечатления – то, что вы даете все люди уже делали и знали, и на подсознательном уровне когда-то применяли.

ИВГ: То, что мы делаем это уже освоенное людьми, переработанное и представленное в виде какой-то схемы, какого-то алгоритма, т.е. это является уже именно достоянием культуры человеческой.

ННЛ: А с другой стороны за счет чего такая эффективность этих техник? Например, та же самая 2-я ступень. Так или иначе, в жизни многие сталкивались с тем, что вот порой действительно очень эмоционально, в ощущении продумаешь свою цель , а потом смотришь по жизни начинает развиваться. Вся разница заключается в том, что в этот момент я могу попасть один раз. А потом думать, как классно у меня всё получилось. А освоив за счет чего произошло и сработал тот самый механизм, что было задето и за счет чего получился такой эффект освоив его я могу ведь это повторить это буквально, каждый раз.

ГИВ: Нас интересует механика, мы отсеиваем мистическую шелуху именно для этих целей, чтоб человек действительно понимал, что он должен сделать для того, чтобы получить именно этот эффект. Как это сделать так, чтобы навык был эффективным. Это максимум результата при минимуме затрат. можно конечно молиться, биться лбом о стенку, совершать ритуалы, омовения, и только после этого садиться на велосипед, чтобы доехать в деревню. А можно что? Можно довести навык поездки на велосипеде до автоматизма, сесть спокойно и ехать.

ННЛ Я просто помню какое очень сильно впечатление на меня произвели эти три первые книжки. Помню это был шок полный. Потому, что столько много ошибок в жизни было совершено. А можно было подстроиться, как к прямому, положительному руслу жизни и этого не нахлебаться. Такое переосмысление было всего и счастье – наконец-то до чего-то докопался и теперь можно использовать.

ИВГ: А опыт? Опыт он остается опытом. Его ни чем не заменишь. Другое дело, что мы делаем с помощью наших технологий, мы позволяем человеку развиваться быстрее.

ННЛ: Я вчера слушала выступление актера. И он говорил странные вещи, для дэировца. Его фраза дословно: «В 20 и 40 лет чувствуешь себя совершенно по-разному. Потому что в 20 лет все воспринимается легко, любая неудача – легко, а в 40 лет мелкая неприятность как трагедия. Я подумала: «Боже мой, от чего мы людей уберегаем». Мы их учим тем техникам, которые на самом деле защищают их от стрессов, учат совершенно с другой позиции смотреть на эти проблемы.

КК: Одно из обвинений на ДЭИР, это то, что дэировцы двигаются к своей цели, давя на других людей, забирая у них какие-то материальные блага.

ННЛ: Человек так устроен, что он так или иначе пытается добиваться своих целей, только делает либо эффективно, либо не эффективно. И если я хочу добиться своей цели, я могу набить лицо, я могу наругаться, могу обозвать человека, могу добиться и при этом не унести ....

ИВГ: Давая возможность проявлять людям себя так как есть, т.е. что делает дэировец, – он организовывает не только себя, но и пространство вокруг себя. Если он обладает определенным порядком, определяет свое движение к цели. Понятно, что люди тоже вынуждены как-то на это всё реагировать. ДЭИР не отнимает ни у кого свободу выбора. Это не то, что у секты – приходите, я расскажу вам, что такое счастье. Вы можете сами ориентироваться по поводу этого движения. Это что? Это те самые случайные процессы. Кому-то если это по пути с нами – пожалуйста, пускай идет. Мы никого не заставляем. А если нет? Извините. Человек развернулся и сориентировался в этом движении, в противоположную сторону. Это его выбор.

ННЛ: Есть еще один момент, о котором мы говорим на 4-й ступени. Этот эффект уже возникает, человек просто начинает выпирать. Мы не зря говорим на 4-ой ступени то, что людей любить выгодно. Т.е., человек сам становится настолько энергетически раскачен, что он создает вокруг себя некое пространство, некую вибрацию. И в эту вибрацию, это и есть окружающее пространство. Если я агрессивна, то в этой агрессии я сама начинаю жить. Так или иначе, у человека возникает самодисциплина, и не выгодно быть агрессивным по одной простой причине – я тогда буду получать шишки на собственную голову. А это уже как самодисциплина, поэтому мы и говорим, что любить людей выгодно. Агрессия – это защита.

ИВГ: Хотя с другой стороны это не значит, что мы отнимаем у человека эту агрессивность. Как базовое свойство, как инструмент для выживания остается и при необходимости можно ею воспользоваться. А может и не воспользоваться. Человек так себя организовывает и пространство вокруг себя, что агрессия не является доминирующим фактором. Потому что энергетические, силовые противоборства это одна из самых низших. В чем смысл этой энергетики, что это такое? Мы организовываем свое движение в жизни как? Предваряющим образом. Т.е., мы стелем перед собой ковровую дорожку для того, чтобы организовать у себя в своем движении максимально комфортное состояние. Потому, что именно взаимодействие с миром по принципу: «А ты, а вот ты», т.е. по сути, подростковая стратегия.

КК: Сам дурак!

ГИВ: Да. Подростковая стратегия она не эффективна. Почему? Потому, что тебе постоянно приходиться бороться, а запасы энергетики у человека даже у весьма продвинутого все равно ограничены. Почему бы не организовать на более тонких планах, тонких слоях реальности подготовить уже себе такое движение, чтобы действительно тебе было комфортно. Что мы и делаем. Привлекаем тот самый пласт. А потом что такое система? Это обогащение опыта. Это, прежде всего более богатая, более емкая, более цельная картина мира, чем та, которой пользуется обычный человек.

ННЛ.: Скажем так это возможность принимать процессы с некоего другого ракурса. Уже на 3-й ступени учат человек ощущать другого человека. Не столько слушать, а сколько ощущать. И порой та же самая агрессия она просто растворяется. Т.е. человек на тебя кричит, шумит, а ты, ощущая, понимаешь, почему он кричит, ты ощущаешь его проблемы. И уже объяснять ничего не надо. И в принципе агрессировать на этого человека уже смысла нету. Ты понимаешь его. Ты себя воспринимаешь по-другому. Свою собственную эмоциональную вспышку со стороны наблюдая, смотришь – «о, гадина, ой как я хороша». И это уже совсем другой ракурс. И сама по себе агрессия уже тоже распадается. Я вижу со стороны, я понимаю, почему я дала такую эмоциональную окраску. И уже переходим на уровень причин. Уже восприятие мира становится более бережным. Когда ты уже понимаешь не вот так вот, по принципу – «дурак – сам дурак», а ты уже начинаешь понимать почему человек в данной ситуации.

ИВГ: Есть разные позиции. Позиции фигуры на шахматной доске и позиция игрока, который этими фигурами двигает. Это совершенно разные вещи.

КК: Такой вопрос: прошло 5 лет, весь народ, который мог воспринять ДЭИР, он прошел 5 ступеней, что дальше? ДЭИР закончится?

ГИВ: Не закончится. По одной простой причине. Есть статистика. Для того, чтобы произошли какие-то изменения в жизни, в социальной среде стали обозначаться нужно хотя бы одну десятую процента от общей массы. Этой массы нет. Мы были готовы к тому, что пойдет на спад количество обучающихся, но этого не произошло. Динамика показывает, что если в прошлом году у нас было активно действующих филиалов около 200, за год прибавилось еще 100. Я понимаю, что все крупные центры уже имеют филиалы .И тем не менее есть города, которые при хорошо поставленной, правильно организованной работе, дают высокий эффект. Например, тот же Лесосибирск, группы по 50-70 человек. Работают 3-й год. Я не знаю откуда у них там столько народу собирается. Но это факт, это реальность нашего времени. Почему? Сейчас общая тенденция такая. Данные прошлого года по экономике. За последние 7 лет количество людей, которые вышли из промышленного сектора экономики в штатах упало на 10%, при том, что общее количество товаров, которое производится промышленным способом, поставляется на рынок, увеличивается постоянно. Аргентина – 20%, Япония – 16%, т.е. весь мир меняется. Все больше и больше вес переходит на обслуживающие, сервисные и информационные технологии. Как-то надо перестраиваться. А что это значит? Это значит, в сознании как-то должно быть. У школы есть социальная востребованность, социальный заказ.

ННЛ: Расширяется сам по себе социальный состав людей. Оказывается это нужно всем социальным слоям.

ГИВ: Какие будут социальные условия -- этого проявления мы еще не знаем. Но то, что люди идут в эту сторону, то что им это надо видно. Сейчас расширяется не только география, расширяется социальная квалификация людей, вовлеченных в эти вещи. В международном понимании, что такое здоровье? Всемирная организация здравохранения определяет здоровье не только как здоровое тело, но и здоровая психика. И самое главное, здоровое материальное положение..

ННЛ.: Это европейское понимание здоровья. А есть алтайское. Как шаман определяет, здоров человек или нет? Если у него глаза блестят – здоров, а если нет – все лечить надо.

У дэровцев глаза блестят – можете сами в этом убедится.
Кайрат Каскараков



PDF Печать E-mail
 
Новости сайта

Интенсив "Сакральное искусство и ДЭИР"с 25 октября по 1 ноября 2018 во ФлоренцииВедёт Варламова Виктория... Далее...

Силовой Энергопост Хватит платить здоровьем за достижение целей. Это путь в бездну. Бездну старости, немощности и... Далее...

Тренинг методистов ДЭИР с 03-06 ноября 2018 г. в Москве «Тренинг жизненного роста» ... Далее...
Joomla! Україна